Людвиг ван Верховен (kolodin) wrote,
Людвиг ван Верховен
kolodin

Рваные.

Рваные

9 января 1769 года Екатериной II был подписан манифест о введении в России ассигнаций номиналом 25, 50, 75 и 100 рублей.

Идея выпуска в России ассигнаций возникла в 40-х годах XVIII века в период царствования Елизаветы Петровны (1709-1761), однако была отвергнута Сенатом, который нашел предосудительным, что вместо денег в обращении будут ходить "бумажки".

Рваные

Двадцать рублей золотом Елизаветы Петровны

После восшествия в 1761 году на престол Петра III (1728-1762) государственная казна была пуста, в связи с чем в мае 1762 года был обнародован указ о выпуске банковских билетов, замещающих металлические деньги в обращении, который гласил: "Буде… денежных сумм яко главнейших и необходимых способов налицо нет, а приисканные Сенатом 4 миллиона на чрезвычайные расходы так скоро быть получены не могут, то Его Императорское Величество находит удобное и ближайшее к тому средство в делании банко-цеттелей". В указе излагались план создания и основы деятельности Государственного банка. Были заготовлены билеты достоинством 10, 50, 100, 500 и 1000 рублей, но выпуску их помешал переворот, организованный женой императора, в результате которого Петр III был убит, а на престол была возведена Екатерина II.

Однако "удобное и ближайшее средство" получения денег не оказалось надолго забытым. Через шесть лет манифест Екатерины II от 9 января 1769 года возвестил: "Мы с удовольствием приступаем к учреждению в Империи нашей променных банков и надеемся, что оказываем через то новый знак материнского ко всем нашим подданным попечения".

В 1769 году были учреждены два банка: один в Санкт-Петербурге, другой в Москве с основным капиталом в 50 000 рублей медью каждый. На банки был возложен обмен медных денег на государственные ассигнации четырех достоинств: 25, 50, 75 и 100 рублей. Их печатали черной краской на белой бумаге с водяными знаками. В Санкт-Петербурге и Москве частные лица были обязаны внести из расчета на каждые 500 рублей казенных платежей по крайней мере одну ассигнацию в 25 рублей. Согласно плану генерал-прокурора Сената князя А.А. Вяземского предполагалось выпустить ассигнаций на сумму 2.5 млн. рублей под обеспечение разменным фондом 2 млн. рублей и, таким образом, использовать 500 тыс. рублей для покрытия государственных расходов. Ассигнации первоначально пользовались популярностью, благодаря чему банки имели возможность взимать в свою пользу за обмен на них медных денег. В 1772-1788 годах помимо Санкт-Петербурга и Москвы медные деньги обменивались на ассигнации еще в 22 городах.

Рваные

Манифест Екатерины II об учреждении в Москве и Петербурге двух банков для размена ассигнаций.

Вскоре «четвертные», чтобы не вводить людей в искушение, печатать перестали, а за подделку денег ввели смертную казнь, лишь в редких случаях заменявшуюся вечной каторгой.

Бумажные деньги стали к тому времени насущной потребностью экономики. Содержание регулярной армии, ведение войн, все более интенсивное строительство Петербурга, казенных заводов требовали новых и новых источников доходов. Еще при Петре было введено множество сборов: с бань, с лавок, с дубовых гробов, с рыбной ловли, с пасек, мельниц, лошадей, со свадеб, с русского платья, с извозчичьих хомутов, с речных судов (привальная и отвальная), с бород (с крестьян – 1 коп. при въезде в город и выезде, с купцов по 100 руб. в год, с дворян – 60 руб. в год и т.д.).

При Екатерине налоги эти никуда не делись, и уплата их требовала денег. Деньги, между тем, в подавляющем большинстве были медными. Золото и серебро, ценившиеся за границей, шли главным образом на покрытие ежегодно возраставших дворцовых и военных расходов. Чеканка медной монеты приносила серьезные доходы казне. Пока чеканилась она в небольшом количестве и выполняла свою обычную задачу – служить размену крупной монеты – ничего особо страшного с денежным обращением не происходило. Но ко времени правления Екатерины доля медных денег начала угрожающе расти, внутри страны они превратились в главное платежное средство.

Рваные

Медная копейка 1726г.
Рваные

2 копейки 1781 года, медь, вес 13,1 грамм
Между тем, медная монета была тяжелой. Сто рублей весили в те времена без малого сто килограммов. Чтобы перевезти крупную сумму хоть на сколько-нибудь значительное расстояние, требовались немалые расходы. Тысячу рублей можно было погрузить только на две телеги – одна такого груза не выдерживала. Непросто и небыстро проходил и подсчет, ведь та же тысяча рублей содержит 20 тысяч пятаков. Понятно, что ошибки и просчеты были делом обычнейшим. К тому же государство, пытаясь пополнить казну, не раз меняло достоинство медной монеты: то из пуда чеканили 10 рублей, то 40. Отсюда – путаница, ругань, неразбериха, обман. Чтобы облегчить и ускорить обращение, правительство допускало перевод казенных денег через купеческие векселя. Но это не всегда было надежно, и казна не раз терпела убытки от несостоятельности «векселедателей». Требовалось радикальное решение, и таковым могло быть только введение бумажных денег.

Самые первые российские ассигнации хозяйственная Екатерина приказала изготовить из старых дворцовых скатертей и салфеток, которые таким необычным образом обрели вторую жизнь в новом благородном виде. В блистательный век Екатерины чрезвычайно возрос авторитет просвещения. Гордившаяся дружбой с Вольтером матушка-государыня мечтала сделать Россию страной передовой мысли. Посему неудивительно, что ассигнации напоминали титульный лист книги: вертикальный формат, изящные шрифты, одноцветная печать, ручного изготовления белая бумага с филигранью – фигурными водяными знаками.

Рваные

Дизайн, как сказали бы сегодня, полностью соответствовал канонам классицизма. Правда, государственный герб на ассигнациях отсутствовал – точнее, двуглавый орел с распростертыми крыльями и цепью ордена Андрея Первозванного в центре красовался орел, но не коронованный. Печатались на ассигнациях и гербы четырех царств: Астраханского, Московского, Казанского и Сибирского. Подстать изображениям были и надписи: вверху – «Любовь к отечеству», внизу – «Действует к пользе онаго». Слева полукругом шла надпись – «Покоит и обороняет». Относилась она, разумеется, к двуглавому орлу. Справа была изображена неприступная скала, под ней – бушующее море и головы чудовищ. Над всем этим было написано «Невредима». Все ассигнации выпускались одного размера (190 на 250) и цвета и различались только цифрой номинала. На каждой имелись четыре собственноручные подписи – двух сенаторов, главного директора правления банков и директорa местного банка.

Рваные

10 рублей образца 1794 года

Поскольку правительство опасалось наплыва фальшивых денег из-за рубежа, ввоз и вывоз их за границу был запрещен. Был учрежден Ассигнационный банк. Его фонд составлял 1 млн. руб. меди – по 500 тысяч Петербургской и Московской конторам. Этот «металлический фонд» полностью обеспечивал эмиссию бумажных денег. Поначалу московские ассигнации следовало предъявлять для обмена только в Московскую контору, петербургские – в Петербургскую, но очень скоро (в 1771 г.) эти ограничения были сняты. «Променные» конторы открылись в Ярославле, Смоленске, Устюге, Астрахани, Нижнем Новгороде и т.д. Конторы подчинялись Правлению Ассигнационного банка, но возглавляли их губернаторы, которые обязаны были раз в месяц полностью проверять наличность

Качество бумажных денег было довольно низким, во многом, по причине отсутствия необходимой технологии и единого центра, выполняющего весь цикл производства. Типографская печать выполнялась в одну — черную — краску. Оборотная сторона не имела никаких графических элементов (эти деньги были односторонними). Обрез ассигнаций был неровный. В 1786 году появились ассигнации нового образца. В манифесте «Об учреждении Государственного Заемного Банка» было объявлено: «В облегчение хождению и оборотам денег, повелеваем установить ассигнации в 10 рублей и 5 рублей, кои печатать для лучшаго различенья 10-рублевые на красной и 5-рублевые на синей бумаге». Так впервые в бумажно-денежном обращении России появились «красненькие» и «синенькие». Появление цветных банкнот объяснялось просто: грамоту знали немногие, и цвета позволяли людям ориентироваться в бумажных деньгах.

Рваные

После Отечественной войны 1812 г. Россию наводнили фальшивые ассигнации, которые исправно печатали французы, — говорят, что Наполеон для этих целей даже привез в Россию специальный станок. Отличить ассигнацию фальшивую от настоящей было трудно — фальшивки зачастую выглядели даже более убедительно, поскольку печатались на лучшей бумаге. Разве что подпись директора банка была выполнена тоже типографским способом, да в тексте встречались орфографические ошибки.

В 1815 г., когда за рубль ассигнациями стали давать лишь 20 копеек золотом, было принято решение о замене старых ассигнаций на новые. Они были выполнены на принципиально другом полиграфическом уровне. Для этого предполагалось учреждение специального заведения по выпуску государственных бумаг. Решение данного вопроса было поручено генерал-лейтенанту Августину Августиновичу Бетанкуру. Изучив проблему, Бетанкур пришел к выводу, что оптимальным решением станет строительство нового производства, объединяющего под своей крышей как изготовление бумаги, так и непосредственно печатание ассигнаций и других государственных бумаг.

Соответствующее предложение было направлено Александру I и получило полное одобрение. Строительство было завершено к 1818 г.

Рваные

Ассигнация образца 1818 года (1818-1843)

Тогда же на новом предприятии, получившем название "Экспедиция заготовления государственных бумаг" осуществлено печатание ассигнаций нового образца. Именно создание Экспедиции — предприятия, осуществлявшего полный цикл производства бумажных денег и иных ценных бумаг можно считать датой основания Гознака. Бумага экспедиции вскоре после запуска производства получила высокую оценку качества и стала поставляться за границу. Ассигнации, изготовленные Экспедицией, существенно отличались от старых, отпечатанных в Сенатской типографии. Они были значительно сложнее: водяной знак стал более высокого качества, ассигнации имели сетку, рисунки выполняли граверы. Цвет при этом прежний: 5-рублевые банкноты остаются синими, 10-рублевые — красными, 25-рублевые — сиреневыми. Правда, деньги все еще односторонние.

Рваные

50 рублей образца 1899 года

Двусторонними российские бумажные деньги становятся в ходе реформы Канкрина (названной по имени министра финансов России Егора Францевича Канкрина). Суть этой реформы (1839 — 1843) в том, что Канкрин объявил основной денежной единицей серебряный рубль и установил в привязке к нему курс для бумажных денег, которые стали называть государственными кредитными билетами.

Рваные

Рваные

При этом все ранее выпущенные — и к тому времени окончательно обесценившиеся — бумажные ассигнации из обращения были изъяты. В 1891 году ткацкий инженер Иван Иванович Орлов сделал открытие, ставшее поистине переломным в производстве бумажных денег.

Рваные

Орлов Иван Иванович

Орлов придумал, каким образом можно при печатании денежного знака одновременно наносить четыре краски (раньше краски наносились поочередно: сперва один цвет, затем — другой и т. д.). Орловская печать стала одним из основных защитных признаков бумажных денег и применяется она до сих пор.

Рваные

100 рублей образца 1910 года
Subscribe

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments