Людвиг ван Верховен (kolodin) wrote,
Людвиг ван Верховен
kolodin

Categories:

Российский либерализм. Прошло 2 года.

Зимой 2011 года по Москве прокатился ряд протестных митингов. Представители оппозиции, зазывая людей на мероприятия, объясняли, что собираются бороться за демократию и многопартийность – во всяком случае так объясняли с трибуны либералы необходимость выходить на мороз с белыми лентами.



В марте 2012 года Госдума приняла закон об упрощенной регистрации партий.

Как ожидалось, на политической арене в скором времени появится ряд оппозиционных партий с собственной программой и функционирующими местными отделениями. Было очевидно, что процесс не сиюминутный: необходимо время для сбора людей, принятия устава организаций и подачи заявлений на регистрацию.

Сразу на волне нового закона вылезли в публичное поле фрики: например, все помнят человека со смешной фамилией Бойко-Великий – судимый за мошенничество производитель молока – который одним из первых пошел в Минюст с бумагами для регистрации партии.



Понятное дело, что на этапе регистрации вся дальнейшая активность этой и еще десятка подобных организаций из поля зрения СМИ и даже политических экспертов полностью выпала – никто и не ждал предложения серьезных реформ оттуда.

Однако новых серьезных игроков на политической арене так и не появлялось – даже сейчас, спустя 2,5 года, на сентябрьские выборы в Мосгордуму порядка 20 оппозиционных деятелей – видных активистов "болотной сцены" – шли самовыдвиженцами, предсказуемо, не добившись поддержки и 3% избирателей на предварительном этапе.

"Партия прогресса", о создании которой так торжественно рассказывал Алексей Навальный, все еще нет. Официальный сайт организации сходу предлагает оставить персональные данные, не предлагая ничего взамен – даже программу для ознакомления.

Из всего, как принято выражаться среди самих же либералов "слитого протеста", форму какой-никакой партии с региональнмыми ячейками приобрела разве что прохоровская "Гражданская платформа". Новостей и предложений из стана "прохоровцев", правда, мало, но в выборах хотя бы структура участвовать может.

Самым активным членом партии, за вычетом сестры Михаила Прохоровы Ирины Дмитриевны (постоянной участницы круглых сторон и культурных форумов), является Евгений Вадимович Ройзман – избранный мэр Екатеринбурга.



Фигура, прямо скажем, неоднозначная. Закончил 8 классов школы, по малолетке получил срок за кражу, мошенничество и ношение холодного оружия. История проста – Ройзман влюблял в себя девушек, пользуясь доверием, проникал к ним в квартиры и цинично обворовывал: выносил оттуда деньги, ценности и вещи на дальнейшую перепродажу. От обвинений всегда прямой Ройзман отрекаться не стал, во всем сознался и по первости получил три года заключения.

[Фотографии текста приговора – 1981 год]


















Выйдя из тюрьмы, Ройзман вроде как одумался и стал заниматься на первый взгляд честной деятельностью – окончил Уральский государственный университет по специальности историк-архивовед и со временем основал вместе с Вадимом Чуркиным компанию «Ювелирный дом», производящую ювелирные изделия.

Тут же у Ройзман появился партнер по бизнесу – Евгений Улюев.



Вместе с ним будущий мэр занимался сделками по купле-продажи недвижимости, коей у Ройзмана всегда было очень много. Евгений Улюев начинал самостоятельно. Сначала он заполучил в собственность двухкомнатную квартиру в доме № 30 по бульвару Культуры, что на Уралмаше. В этой квартире проживала Мария Арефьева, 1923 года рождения. Как рассказывают соседи, родственников у женщины не было. «Она уже, честно говоря, совсем в маразме была. Я за ней ухаживала, кормила ее, помогала. И она написала завещание на квартиру на моего внука, он тогда вроде даже в школу еще не ходил, — говорит Таисья Сергеевна. — Но потом Мария Александровна начала мне выговаривать, мол, твой внук вырастет и убьет меня. Я обиделась и сказала, что ничего мне от нее не надо. А за ней начала ухаживать какая-то женщина. Через какое-то время соседку нашу зачем-то переселили в дом по 22-го Партсъезда, и она там померла».

[Позже, к делу подключился Ройзман]
В 1995 году нынешний мэр приобрел при странных обстоятельства 30-метровую комнату коммуналки на Восточной, 46 у Надежды Мишариной, 1917 года рождения, и ее сына Юрия. «Жили они плохо, Юра сидел у Надежды Ильиничны на иждивении, она даже частенько просила милостыню у булочной. А потом она нам сказала, что их из этой комнаты переселяют в двухкомнатную квартиру в Пионерском поселке», — рассказывает соседка Вера Николаевна. Кто и зачем решил облагодетельствовать эту семью, так и осталось неизвестным, но только после переезда Надежда Мишарина умерла, а сына убили. Больше у них родни не было.



В 1996 году Ройзман докупил соседнюю 12-метровую комнату у инвалида Юрия Колясникова, 1936 года рождения, и записал ее на дочь Нину. «Колясников тоже жил один, никакой родни не было у него. Очень у него были больные ноги. И вдруг он нам рассказывает, что познакомился с какой-то женщиной и переезжает к ней жить, — удивляется Вера Николаевна. — Больше мы его не видели и ничего про него не слышали. В этой квартире появлялась молодая пара, они вроде хотели ремонт сделать, но потом передумали и продали обе комнаты Надежде Алтуховой. Она до сих пор тут живет, старшей по дому является».


Сейчас же похожая история выплыла у другого екатеринбургского члена "Гражданской платформы" – Олега Кинева – между прочим, именно ему, ушедший на пост мэра Ройзман передал свой депутатский мандат городской думы.

Кинев обвиняется в убийстве пенсионерки, пришедшей на прием к Ройзману (тело женщины найдено в болоте), и дальнейшей перепродажи квартиры. Потихоньку в эту историю "влипает" и сам Евгений Вадимович, заказавший на днях даже целую информационную кампанию по обелению себя.

Ну, а самое любопытное в этом всем – почему молчит "Гражданская платформа" – партия, чьи интересы представляет Ройзман. Или это у партии такая программа специфическая социальная: "Доступное жилье"?

Ни одного заявления с позицией главы партии (кстати, кто-то слышал о нем?) или хотя бы пресс-релиза не поступало. Тишь да гладь, словно так и положено.

Это, кстати, не первое странное поведение "Гражданской платформы": ранее, другой член партии, мэр Ярославля Евгений Уралашов попал в поле зрения следственных органов. Партия также промолчала, разве что Михаил Прохоров поздравил впоследствии Евгения с Днем рождения (очень поможет делу, когда ты в СИЗО).



На днях, кстати, Урлашов начал ознакомление с материалами уголовного дела: аж 58 томов по факту вымогательства взяток на сумму порядка 14 млн. рублей. И снова тишина на партийном сайте и в прессе.

Ну, и наконец свежий пример – еще один член федерального комитета"Гражданской платформы" музыкант Андрей Макаревич уже не первый день открыто выступает на стороне украинской армии, уничтожающей с особой жестокостью и цинизмом собственное население на юго-востоке страны. Макаревич дошел до того, что спел для жителей города, оккупированного украинскими захватчиками.



Чем занимаются другие члены "Гражданской платформы" понять крайне сложно, как и, собственно, то, кто и за что в этой партии отвечает. Ясно одно, что организация обязана нести политическую ответственность за своих членов и их поступки.

Своими нынешними действиями "Гражданская платформа" фактически молчаливо поддерживает деятельность своих партийцев, замаравшихся в криминале и уголовных делах. Стоит также напомнить, что все они были ранее доверенными лицами Михаила Прохорова на президентских выборах – фактически, эти люди представляли образ потенциального президента.

Ну, и кто проголосует за такую партию на грядущих выборах?
Subscribe

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 140 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →